708 оценок 5 рейтинг, 708 оценок

Шоколадные маффины рецепты с фото пошагово

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере


Анекдоты

Только в России может быть затеяна проверка перед проверкой, чтобы проверить, насколько сотрудники готовы к проверке.

Афоризмы

Идти по жизни нужно не спеша. Ибо какой смысл пораньше откинуть копыта?

Давно про мистику хотел рассказать. Не, я так-то ни в какую мистику не верю, но пару раз было. Пару раз со мной, и один раз с Саней, на турбазе. Про эту турбазу я тут уже пару раз рассказывал. Барменом у нас на турбазе работал Саня-лошадник. Такой жгучий брюнет, где-то видно цыгане там в роду у него отметились. Этакий красапчик! Имел внешность итальянского гангстера из фильмов тридцатых, и тщательно этот образ культивировал. Усики, бриолин, шляпа… По этой причине, понятное дело, вызывал жгучий интерес у дам всех возрастов, и жгучую неприязнь у мужиков. Ну, это только первые пять минут. В смысле, неприязнь. Потому что стоило Сане открыть рот, как вся его декорация облетала, и из под капота итальянского мачо неумолимо проступал движок простого русского вани. Каким собственно он в натуре и был – нормальным деревенским парнем. Он жил в деревне, в трёх километрах от турбазы. Там же родился, там же его мать всю жизнь работала конюхом с совхозной конюшне на полдюжины лошадей. Поэтому - Саня-лошадник. Лошадей он любил, в конюшне вырос, с работы и на работу ездил на лошади, которая паслась потом на заднем дворе ресторана. На лошадиной почве мы с ним, собственно, и сошлись. В тот день я был выходной, и сидел у Сани в баре за угловым столиком у окна, тянул пиво. Кроме меня в баре были только Саня, который тер что-то у себя за стойкой, и какая-то девчонка. Она сидела спиной ко мне у стойки и печально тянула коктейль. Про девчонку стоит сказать отдельно. Лет семнадцати, в простом таком платьишке, стройненькая, и самое главное – волосы. Если бы я был живописцем, я бы конечно написал грамотней. А так – волосы. Густые, выгоревшие, широкой волной текли вниз и закрывая всю спину, заканчивались не в районе попы даже, а ниже, прикрывая барный стул. Такое редко можно наблюдать, правда. Вот я сидел и наблюдал. Со спины как раз. А Саня, безуспешно попытавшись начать с ней беседу, бросал на неё жгучие, как перец чили, взгляды спереди, из-за стойки. Но безуспешно. Девчонка, надо сказать, была не турбазовская, не из отдыхающих. По всей видимости с теплохода. В те времена к пристани турбазы через день да каждый день чалились туристические теплоходы, которые бесконечно курсировали вверх-вниз по Волге. Они вставали часа на два-три, и народ начинал тоже курсировать туда-сюда. Турбазовские шли на теплоход, отдыхающие с теплохода разбредались по турбазе, походить ногой по твёрдой земле. Всё свободно. Тогда ещё полстраны в охране не работало, и везде можно было ходить свободно. Только у трапа обычно стояли два молоденьких матросика, подавая дамам ручку. Вот и эта девчонка была видимо оттуда, с теплохода, который часа два назад причалил к нашему дебаркадеру. Я опять оговорюсь, что будь я мастер описаний, я бы наверное смог описать её подробнее. Было в этой девчонке что-то непонятно притягательное. Даже не своей красотой, нет. А черт знает чем. Смотришь на неё, и как на волнах тебя качает. Легко, сильно, и спокойно. Ну, это я потом уж, конечно, понял. А тогда говорю ж – просто сидел, и пялился в спину. Вечерело. На турбазовской танцплощадке включили музыку. Значит, это девятый час уже был. И тут Саня, который один из нас троих все время стоял лицом к окну с видом на Волгу, спрашивает у девчонки «Девушка, а вы не с теплохода случайно? » «Да» - говорит та рассеянно. «А что ж вы? – говорит Саня. – Вон же ваш теплоход отчалил!» Мы глянули в окно. Теплоход не просто отчалил. Он уже выходил на фарватер. Девчонка выскочила из бара и побежала по тропке к пристани. Зачем – непонятно. Мы с Саней стояли у окна и смотрели ей вслед. Саня вздохнул и сказал «Вот же дурочка» Я ничего не сказал, потому что в это время мы увидели, что девчонка бежит обратно. Вот тоже не совсем понятно, зачем эта «дурочка» спустя пятнадцать минут вернулась именно в бар. В слезах и с вопросом «И что мне теперь делать???» Саня ей говорит «Да не переживайте вы так! Подумаешь. Он же наверняка на ночь встанет в Костроме. У вас экскурсия по Костроме запланирована?» Девчонка закивала головой. «Ну вот! Утром сядете рано на автобус, и спокойно доберетесь. А на ночь мы вас устроим!» Тут с девчонкой чуть не приключилась форменная истерика. Она только повторяла всхлипывая «Я не могу! Мне надо сейчас!» Из её бессвязного рассказа с соплями и слезами выяснилось следующее. Оказывается она – молодая только-только жена. И на теплоходе у них с мужем –свадебное путешествие. Накануне они всю ночь колобродили, днем муж сморился и уснул. А она пошла прогуляться по берегу. Оставив в каюте на тумбочке записку «Я на берегу». «Представляете???? - кричала она. - Он ночью проснется, а меня нет! Прочитает «Я на берегу», он же за борт прыгнет! А он плавать не умеееееееееет!!!» Вот такая петрушка. Можно было девчонке посочувствовать, но помочь мы ей ничем не могли. Машин в те годы на турбазе был только фельдшерский уазик, и даже думать не стоило просить Николай Ивановича, дежурного врача, машину по такой ерунде. А больше вариантов, кроме утреннего шестичасового автобуса, не было. Девчонка перестала плакать навзрыд, немножко успокоилась, вытерла слёзы и решительно сказала «Спасибо вам. Я пойду пешком. Сколько здесь до города?» До города было двадцать пять километров или около того. Это если прямо, по реке. По шоссе в полтора раза больше. Но девчонка была настроена так, что отговаривать её язык бы не повернулся. И тут Саня вдруг спросил «Вы на лошади ездили когда нибудь?» Девчонка удивленно задумалась и кивнула «Два раза!» «Хорошо! – сказал Саня. – Ждите меня!» Бросил мне ключи, (закрой тут, а?) и выскочил. Я понял его мысль. Минут через двадцать он вернулся верхом, ведя в поводу вторую лошадь. Девчонка только и сказала «Ух ты!!!» Мы помогли ей усесться в седло, Саня подтянул стремена, и они поехали. Я смотрел вслед, как она сидит в седле, прямо как струна, закинув голову, как льняные волосы спускаются на круп лошади, и думал о том, что девчонка наверное соврала. Двумя разами тут вряд ли обошлось. Что было дальше, я могу рассказывать только с Саниных слов. Что там правда, что вымысел, судите сами. Но вернулся Саня явно не в себе. Так что я перевожу как умею его сбивчивый рассказ. Они поехали не по шоссе, а вдоль берега. Почти в два раза короче. Там, вдоль берега, идет неплохая грунтовая дорога до самого города, и проблема только одна. Навесной мост через приток где-то посередине. Ну вот, так они неспеша ехали, ехали, слева блестела река, огни теплоходов, и где-то на горизонте – огни города. Так они и доехали до этого моста. Саня остановился, слез, помог слезть девчонке, и стал раздеваться. Разговор, который Саня в дороге было начал, у них опять не заладился, и Саня все делал молча. Только когда дошла очередь до трусов (а трусы тоже надо было снимать, в мокрых трусах десять километров на лошади врагу не пожелаешь) Саня сказал «Вы мою одежду возьмите, и идите на ту сторону. А я сейчас» И стал собирать лошадей. «А что вы собираетесь делать?» - спрашивает девчонка. «Как что? Лошадей вплавь» «Зачем вплавь? Холодно же!» А вода у нас в начале июня действительно ещё не мед. «А как ещё?» «А по мосту?» «Лошади по мосту не пойдут» «Почему?» Тут Саня только раздраженно махнул рукой. Объяснять среди ночи человеку, почему лошади не пойдут по навесному мосту, если он сам не понимает – занятие действительно бессмысленное. Но девчонка не отставала «Он что, не выдержит?» «Да он танк выдержит!» «Тогда почему?» «По кочану! – разозлился Саня. – Не пойдут, и всё! Возьми и попробуй!» И дальше произошло то, что Саня рассказывал, и было видно, что он сам не очень себе верит. Девчонка сказала негромко «Тогда отвернитесь!», и стащила через голову платьишко. Под платьишком, как мы с Саней и предполагали, ничего больше не было. Потом взяла повод Саниного жеребца, Руслана, и шагнула к мосту. Саня стоял, и челюсть у него болталась в районе пупка. Представляете картину? Ночь, луна, река, мост, огни, волосы эти ниже попы аж светятся в темноте, и голая девушка ведёт в поводу белого коня. Жуть! Руслан возле моста всхрапнул, мотнул гривой, коротко заржал, и встал. Девчонка бросила повод, обернулась, крикнула «Точно выдержит? », и не дожидаясь ответа шагнула на мост. И пошла. И тут произошло что-то такое… невероятное. Руслан переступил ногами, задрал башку, захрапел, и шагнул на зыбкий настил. Что само по себе вообще то невозможно. Может опытные лошадники мне возразят, но я сам не раз пробовал. Не получилось. Следом за Русланом осторожно, как будто кто толкал её сзади, шагнула на мост и немолодая тихая спокойная кобылка Радуга. Когда Саня опомнился, натянул штаны и оказался по ту сторону моста, девчонка уже была одета и сидела в седле. Они молча ехали всю оставшуюся дорогу. Потом въехали в город. Процокали по сонным пустым полуночным улицам. И выехали на площадь у городского речного вокзала. Спал город, спали дома, спали теплоходы, и только один человек в трусах метался по привокзальной площади с какой-то бумажкой в руках. При виде двух всадников он замер с открытым ртом. Те подъехали, девчонка легко спрыгнула, охнула от непривычно долгой езды верхом, подала Сане повод, взяла человека в трусах с бумажкой за руку и повела. Как недавно коня. Всё молча. И только уже у самого трапа остановилась, обернулась и весело прокричала «Спасибо вам большое!!!» И все. Саня развернулся и поехал обратно. Всю обратную дорогу он думал. А когда доехал до моста, решил свои думы реализовать. Он слез с коня. Разделся догола. Взял Руслана, и повел к мосту. Уже начало светать. Руслан встал как вкопанный не доходя пару шагов до настила. Тогда Саня бросил повод и пошел по мосту. На середине обернулся. Обе лошади стояли и удивленно смотрели ему вслед. И тогда Саня стал на них кричать. Голый человек прыгал в утреннем тумане посередине навесного моста и что есть мочи материл двух ни в чем не повинных лошадей. Чего до этого никогда в жизни не делал. Потому что лошадей Саня любил. Так он прыгал и орал до тех пор, пока случайно не обернулся и не заметил, что на противоположной стороне моста стоит и с любопытством смотрит на него… козёл! Позади козла, в утреннем сумраке, стояла бабка с прутом в руке, и несколько коз. Они видимо шли на пастбище, и их тоже очень заинтересовал прыгающий и орущий посреди моста голый человек. Саня от неожиданности прикрыл руками то, что в таких ситуациях положено прикрывать, и в отчаянии закричал козлу «Ну что ты блять уставился, рогатый???» Козёл принял это как руководство к действию. Он нагнул голову, выставил рога, топнул копытом, и пошел на Саню. Саня сперва опешил, сказал глядя на козла «Ах ты сука!!!», но быстро поняв безнадегу своего положения, развернулся и побежал по мосту, сверкая в утреннем тумане голой жопой. * * * Мы сидели в баре и пили водку. Турбаза ещё спала. Саня закончил рассказ, и мы просто сидели и молчали. Каждый о своём. Потом я сказал, просто так, что бы что-то сказать. - Ты хоть узнал, как её зовут? Саня шоколадные маффины рецепты с фото пошагово подумал, и отрицательно помотал головой. - Не-а. Да и какая теперь разница?


Стихи

Историю не социум творит, а Единицы. Сперва - первопроходцы. А после - проходимцы.